Экономическая деятельность имама Хусейна (а)

Экономическая деятельность имама Хусейна (а)

Имам Хусейн (а) передавал такие слова пророка Мухаммада (с), услышанные им от своего отца: «Лучшее имущество – плодоносящий финиковый сад и жеребёнок, приносящий обильное потомство»[1].

Имам говорил: «К каждой семье, к которой вечером возвращаются тридцать баранов, сходят ангелы и стерегут их до самого утра»[2].

Поощряя людей к экономической деятельности, он считал, что подлинное богатство состоит в том, чтобы «поменьше желать и радоваться тому, что является достаточным»[3].


Однажды Имам обратился к некоему человеку с такими словами: «О человек, не борись за пропитание, словно отважный воин, и не полагайся на предопределение подобно связанному пленнику. Ибо поиск пропитания – от традиции, а умеренность в желаниях – от воздержания. Воздержание не препятствует добыванию пропитания, а жадность не приносит большего, ибо предопределённое пропитание неизбежно, а жадность есть следование за грехом»[4].

«Богопоклонение бывает семидесяти видов, самое достойное из которых – поиск дозволенного пропитания»[5].

Через имама  Али (а),  Хусейн (а) передавал следующие слова пророка Мухаммада (с): «Девять из десяти частей пропитания – в торговле, а оставшаяся часть – в скотоводстве»[6].

Кроме того, он цитировал слова Пророка (с) относительно торговли: «Когда два торговца говорят правду и благодетельствуют, торговля их благословенна. Когда же они лгут и совершают вероломные поступки – нет им благословения. И если эти торговцы не расходятся друг с другом, они имеют право расторгнуть сделку. Если же они разойдутся друг с другом, то право – на стороне владельца товара , и после его клятвы распря прекращается, даже если они и оставят вражду»[7].


Абу Хишам ал-Каннад ал-Басри рассказывает: «Я привозил имаму Хусейну кое-какие товары из Басры, и он иногда торговался со мной. Порой же случалось так, что я ещё не успевал уйти от него, как он раздавал другим всё, что купил. Однажды я спросил у него: "О чадо Посланника Аллаха! Я привожу тебе из Басры товар, и ты торгуешься со мной, но тут же раздаёшь его?!” Он ответил: "Мой отец передавал мне слова, которые он приписывал Пророку: «Тот, кого обманули в сделке, не бывает прославляем и не имеет воздаяния”»[8].

Ибн  Асакир, излагая в своём масштабном историческом труде биографию Башира ибн Са‘да Ансари, рассказывает, что у Хусейна ибн Али (а) был участок земли в Медине неподалёку от Харры, и он иногда наведывался туда для проверки. Однажды, когда он шёл со своей семьёй и с ним был его внук имам Бакир, им встретился Ну‘ман ибн Башир, ехавший верхом на муле. Он спешился и усадил на своё место Имама.


Из этого предания следует, что Хусейн (а) до конца своей жизни не прекращал активной деятельности, поскольку имам Бакир (а) родился, когда Имаму было пятьдесят семь лет, и эта встреча должна была произойти, когда Бакиру было три-четыре года, поскольку ранее этого возраста ребёнка в пустыню не водили.

Абу Йусуф Йа‘куб ибн Ибрахим рассказывает: «Я слышал, что ‘Абд Аллах, Хаббаб и Хусейн ибн Али  (а) имели земли, с которых должны были платить налог, а у судьи Шурайха была земля, налоги с которой за него платили другие!»

Майсам Таммар рассказывает: «Я удостоился чести совершить хадж. В Медине я отправился домой к Хусейну и осведомился о здоровье Имама. Умм Салама сказала: "Имам ушёл в свою пальмовую рощу”. Я сказал: "Я хотел выразить ему своё почтение”. Как Умм Салама ни настаивала, чтобы я остался и дождался Имама, я не согласился».

Абу Йусуф говорит: «Йахйа ибн Адам передаёт от Хасана ибн Салиха, который рассказывает, что Хасан и Хусейн купили некоторое количество земли, облагаемой налогом…».


Кроме того, имам Хусейн  (а) владел участком пахотной земли в районе Акик, ежегодно приносившей восемь тысяч динаров. Говорят, он подарил её Умм Кульсум, дочери Зайнаб.

Когда Марван, правитель Медины, по приказу Муавийи попросил у ‘Абд Аллаха Джа‘фара в жёны для Йазида его дочь Умм Кульсум, он сказал ему в ответ: «Должен прийти её дядя. Он старший в семье. Мы повинуемся его приказу». А в тот день имам Хусейн (а) ушёл, чтобы проверить, как идут дела в пальмовой роще Йанбу‘[9].

По словам  Алламы Маджлеси, Му‘авийа ежегодно отправлял Хусейну (а) миллион дирхемов, не считая различного рода товаров и подарков, и суммы этой он не изменял[10]. Даже после доноса Марвана, писавшего, что, как говорит ‘Амр ибн ‘Усман, иракцы и хиджазская знать общаются с Хусейном (а), что он беспокоится по этому поводу и прежде всего – относительно Хусейна (а), Му‘авийа ответил, чтобы тот не вмешивался в дела Хусейна (а), поскольку он не желает противоречить ему[11].


Кроме того, Аллама Маджлеси говорит: «Хасан и Хусейн получали от Му‘авийи имущество, из которого тратили на себя и свою семью ничтожно малое количество»[12].

Кроме того, в некоторых случаях Имам не принимал подарки Му‘авийи. Так, Ибн Саббаг Малики рассказывает: «Му‘авийа вошёл в Мекку и отправил Хусейну большое количество денег и много богатой одежды. Всё это он отверг и не принял ничего»[13].

Это событие, несомненно, произошло во время последнего путешествия Му‘авийи, целью которого было склонить Имама к присяге на верность Йазиду.


Помимо своего имущества имам Хусейн (а) управлял садакой своего отца согласно письменному завещанию Повелителя верующих, чтобы продать это имущество ради довольства Аллаха, ради хашимитов или в случае нужды. Это имущество состояло из пяти земельных участков, равнин и населённых пунктов: 1. Йанбу‘ (*Согласно Мулхакат ал-мунджид – город в Хиджазе на берегу Красного моря, располагающийся на высоте 10 тысяч зар‘ов от Дийра, который является торговым центром и был известен как Джуннат. В настоящее время известен как Нахла). 2. Вади ал-кура (**Глубокое русло, располагающееся на торговом пути в Сирию между А‘ла’ и Мединой [Мулхакат ал-мунджид, вав]). 3. Дийма (***Название пахотной земли или равнины, а также садов. В книге ‘Али ва Захра [с. 423] так называется богарное поле, орошаемое дождевой водой. Не несёт в себе отрицательной нагрузки. Исторические сведения и предания отсутствуют [примеч. в: Шахсийат-е имам Хусейн кабл аз ‘Ашура, с. 337]). 4. Адина или Азина. 5. ‘Афиратайн или Кафиратайн[14].

Иногда Му‘авийа урезал ежемесячное жалование хашимитов, дабы оказать на них давление за их противодействие Омейядам, и тогда Его Святость выплачивал им жалование из личных средств. По той же самой причине Имам был сам вынужден брать ссуду.


Однажды Му‘авийа улучил возможность и отправил Имаму известие, что готов выкупить у него пахотные земли Аби Нейзер за сто тысяч динаров. Его Святость не согласился. Му‘авийа удвоил сумму. Имам снова отказался и сказал: «Мой отец утвердил эту землю в качестве садаки. Я не продам её ни при каких условиях»[15]. Сумма, предложенная Му‘авией, показывает всю обширность и благоустроенность упомянутой земли.

Кроме того, в наследство имаму Хусейну достались два дома его отца в Медине и два дома в Мекке[16].

Когда в Кербеле имам Хусейн встретился с ‘Умаром ибн Са‘дом и потребовал, чтобы тот отказался от сражения с ним и не предавал огню свою будущую жизнь, ‘Умар сказал ему: «[‘Убайд Аллах] разрушит мой дом в Медине». Имам сказал ему: «Я возмещу тебе». ‘Умар сказал: «Моё имущество конфискуют». Имам ответил: «Я дам тебе лучшее из своего имущества в Хиджазе»[17].


Согласно другой версии, Имам сказал ему: «Я отдам тебе Бугайбигу, этот обильный источник в Хиджазе, за который Му‘авийа предлагал мне миллион золотых динаров и который я не продал». Однако ‘Умар ибн Са‘д не согласился.

Этот исторический эпизод наглядно показывает экономическое положение имама Хусейна (а). Безусловно, одним из источников его дохода была торговля[18]. Ранее в главе «Отвага» мы рассказывали о стычке Имама с правителем Медины Валидом, намеревавшимся незаконно отобрать у него участок пахотной земли[19]. Этот эпизод говорит о том, что имам Хусейн получал доход и от сельскохозяйственной деятельности.

Тарихи в Маджма‘ ал-бахрайн [Место соединения двух морей] рассказывает: «Его Святость выкупил земли Гадирийе (Кербела) у их владельцев, племени бану асад, за шестьдесят тысяч дирхемов и вернул их обратно при условии, что они будут указывать паломникам путь к его могиле и размещать их у себя». Этот эпизод показывает, что имам Хусайн располагал крупными денежными средствами[20].

Кроме того, в ночь ‘Ашуры Имам дал Мухаммаду ибн Баширу Хадрами пять комплектов одежды, чтобы тот выкупил своего сына, находящегося в плену в Рее. Мухаммад так и не ушёл, однако историки оценили каждый комплект в двести динаров (сто золотых лир)[21].

 

Источник: Книга
Один бутон, сотня ран (жизнь и личность имама Хусайна)
Автор: Хусейн Сайиди



[1] Бихар ал-анвар. Т. 61, с. 162; Ма‘ани ал-ахбар, с. 292.

[2] Китаб ал-махасин. Т. 2, с. 642.

[3] Бихар ал-анвар. Т. 69, с. 194; Ма‘ани ал-ахбар, с. 401.

[4] А‘лам ад-дин, с. 428; Мустадрак ал-васа’ил. Т. 13, с. 35. Перевод на перс. яз. из: Хекмат-наме-йе имам Хусейн. Т. 2, с. 113.

[5] Бихар ал-анвар. Т. 100, с. 9; Тухаф ал-‘укул, с. 37; Кашф ал-хафа’. Т. 2, с. 53. Перевод на перс. яз. из: Хекмат-наме-йе имам Хусейн. Т. 2, с. 17.

[6] Бихар ал-анвар. Т. 61, с. 118; ал-Хисал, с. 445. Перевод на перс. яз.: Там же.

[7] ал-Хисал, с. 45; Васа’ил аш-ши‘а. Т. 18, с. 7. Перевод на перс. яз.: Там же, с. 19.

[8] Та’рих мадинат Димашк. Т. 14, с. 112.

[9] Шахсийат-е имам Хусейн кабл аз ‘Ашура, с. 333–335.

[10] Бихар ал-анвар. Т. 44, с. 215.

[11] Там же, с. 212.

[12] Там же, с. 13.

[13] Шахсийат-е имам Хусейн кабл аз ‘Ашура, с. 337.

[14] Там же.

[15] Там же, с. 340–341.

[16] Там же, с. 341–342.

[17] Манабе‘-йе мали-йе Ахл-е бейт, с. 90.

[18] Та’рих мадинат Димашк. Т. 14, с. 112.

[19] Амузеха-йе ахлаки-рафтари-йе имаман-е ши‘е, с. 612.

[20] Шахсийат-е имам Хусейн кабл аз ‘Ашура, с. 328; Кессе-йе Кербела, с. 220.

[21] Бихар ал-анвар. Т. 44, с. 394; ал-Лухуф. Т. 1, с. 91.

00:55